Полное совпадение, включая падежи, без учёта регистра

Искать в:

Можно использовать скобки, & («и»), | («или») и ! («не»). Например, Моделирование & !Гриндер

Где искать
Журналы

Если галочки не стоят — только metapractice

Автор
Показаны записи 11 - 20 из 54401
Вот здесь на мой взгляд классная постановка задачи "влоб": https://repository.library.georgetown.edu/handle/10822/735522
Насколько в решениях пациентов (на примере решений об окончании жизни) реально проявляются ценности пациентов, а насколько ценности врачей.
Кстати, пользуясь наработками Метапрактика мы можем ответить на такой исследовательский вопрос на основе языкоидного анализа одного представленного от "A" до "Z" сеанса/приёма.
Другой, и более важный вопрос, как оценить коммуникацию врач-больной? Начала делать обзор. Пока нашла один подход: задают 3 вопрос (только) больному.
Тут отдельно можно предлагать три системы оценки, как и для психологов: https://metapractice.livejournal.com/588810.html
Приведённый вами пример — субъективная оценка сеанса/терапии больным. Лично мне слово "effort", которое каждый раз повторяется, категорически не нравится (проецирую реакции из роли клиента/пациента). Типа такой пресуппозиции, что если врач сможет честно сказать "ну мы ж старались!", то результат пофиг какой. Т.е. опять одностороннее продавливание интересов системы.
Коммуникация врач-больной имеет 2 основных аспекта: лечебный и собственно коммуникационный.
Лечебный — это самооценка врачом (или ближайшим супервизором, который разбирается в реальном процессе приёма/лечения) — типа насколько хорошо следовали неким процедурам/регламентам диагностики и лечения — насколько качественно демонстрировали центральные "врачебные компетенции".
Коммуникацию можно оценивать с 3-х позиций: врач, больной и наблюдатель желательно беспристрастный).
Ага, вот и вы о том же пишете.
Традиционно считают, что главное - мнение больного, и уже будет инновацией учитывать мнение врача.
По вышеприведённому фрагменту видно, что традиционно главное, чтобы больной не начал жаловаться в вышестоящие инстанции — буквально закодировать его от жалоб. А какое у него мнение это не важно.
Учитывать мнение наблюдателя - пока практикуется только на примере обучения врачей навыкам обследования больного.
Вопрос, что за наблюдатель.
Если это практикующий врач — то это оценка "компетентности". Такого наблюдателя должно интересовать эталонное воспроизведение процесса лечения. Ну, если они не описаны формально, то воспроизведение некоей полуформальной "ремесленной компетенности".
Если это в большей мере исследователь, которого интересуют только конечные результаты, связанные с динамикой излечения больного — то это оценка "эффективности лечения". Насколько я знаю, в больницах постоянно ведут подобную статистику.
1) разобрать пошагово раппорт - антираппорт в этом видео
На мой взгляд, по небольшим кусочкам такой разбор сделать невозможно.
Например, в целом видим, что оператор типа так "замирает", пока клиент говорит нечто лично значимое. Строго говоря, это форма антираппорта — диссоциации.
С другой стороны, в одном из фрагментов видим, как он кивает на ресурсные высказывания субъекта. Если он это делает систематически — тогда всё прочитывается наоборот — такое "замирание" это создание контекста для оперантного формирования (ОФ). Отношения, которые возникают по ходу ОФ между оператором и субъектом можно назвать разновидностью раппорта. Это ресурсная форма отношений.
Доказать или опровергнуть достаточную систематичность применения ОФ по фрагментам невозможно — нужен целиком сеанс.
2) попытаться найти позитивные моменты в алгоритме и его реализации
3) уточнить возможный вклад использования алгоритма в достижении согласия (под которым подразумевается принятие пациентом одного из предложенных вариантов),
сопоставление результативности этого подхода с эффективным использованием раппорта или сочетания раппорта с эти алгоритмом
4) возможные дополнения для закрепления результата)
5) в идеале - техника совм принятия решений))

Ну, очевидное встречное соображение будет такое — вы сами описываете такую технику, которая на ваш взгляд заведомо соответствует неким профессиональным критериям в которые, как я понял, по вашей задумке техника должна вписываться. А дальше мы с вами совместно обсудим психологическое содержание этой техники.
https://metapractice.livejournal.com/588336.html
Калибровку эффективности психотерапии (психо-консультирования, коучинга и т.д.) предлагается делать в трёх системах оценок:
I. Связанных с субъектом
II. Связанных с оператором или заинтересованным наблюдателем
III. Связанных с независимым наблюдателем


I. Оценка сеанса субъектом


Такая оценка происходит, конечно, на основе субъективных факторов. Субъекту предлагается ответить на ряд одних и тех же вопросов несколько раз:
— после окончания сеанса
— примерно через месяц после сеанса
— примерно через 6 месяцев
— примерно через 12 месяцев
Каждый вопрос предполагает ответ по 100-балльной шкале, или шкалам Лайкерта, или аналоговой шкале (засечкой на не градуированном отрезке или слайдером в онлайн-опраснике).
Вопросы такого характера:
1. Оцените масштаб произошедших с вами изменений
2. Насколько полученные вами изменения соответствуют вашим прежними желаниями/представлениями о себе?
3. Насколько полученные вами изменения соответствуют вашим нынешним желаниям/представлениям о себе?
4. Насколько ваши изменения совпадают с инструкциями, полученными на терапии <консультации, коучинге>?
5. Оцените ваше доверие к терапевту <консультанту, коучу>:
a) До терапии <консультирования, коучинга>
б) Во время
в) В настоящий период
6. По вашей личной оценке, терапевт <консультант, коуч> действовал по строгому плану — или терапия <консультирование, коучинг> была более-менее структурирована — или была полной импровизацией?
7. Может быть в вашей памяти остались те или иные конструктивные идеи изменений, над которыми вы работали по ходу терапии <консультирования, коучинга>? [Свободное поле для ответа]
8. Может быть вы можете высказать те или иные ассоциации по поводу идей изменений, над которыми вы работали по ходу терапии? [Свободное поле для ответа]

II. Оценка сеанса оператором или заинтересованным наблюдателем


В данном разделе говорим об оценке сеанса человеком, который более-менее хорошо понимает, грубо говоря, чем же оператор занимался по ходу сеанса. В роли такого человека может выступать сам оператор (тогда оценку проводит в качестве самоконтроля/самодисциплины или как элемент отчётности для внешних систем), или сторонний наблюдатель/контролёр от той "школы" терапии (консультирования, коучинга), в рамках которой работает оператор (тогда такая оценка проводится в качестве элемента оценивания "компетентностного профиля" оператора). В последнем случае оценка может проводиться на основе наблюдений и/или беседы с оператором.
Прикинем, как можно оценить в данном ключе эффективность НЛП-терапии:
1. Определить стиль работы: "от техник", "от методик"
2а. При работе "от техник":
а) Эффективность подведения к технике — эффективность убеждения/внушения необходимых идей клиенту перед началом техники
б) Эффективность метамоделирования проблемы — манипуляций над формулировкой проблемы с приведением её к соответствию "формуле" техники
в) Чёткость выполнения шагов техники
г) Эффективность реагирования на нестандартные возражения клиента
д) Эффективность прохода в будущее — эффективность внушения достаточно вариантивной генерализации результатов техники
(to be continued :) )
</>
[pic]
Методы оценки

elgru в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Другой, и более важный вопрос, как оценить коммуникацию врач-больной? Начала делать обзор. Пока нашла один подход: задают 3 вопрос (только) больному.
Thinking about the appointment you have just had:
1. How much effort was made to help you understand your
health issues?
2. How much effort was made to listen to the things that matter
most to you about your health issues?
3. How much effort was made to include what matters most to
you in choosing what to do next?
Responses to each item can range from 0 (No effort was made)
to 9 (Every effort was made) for a maximum total of 27
https://p.360pubmed.com/pmc/articles/PMC5372080/
Коммуникация врач-больной имеет 2 основных аспекта: лечебный и собственно коммуникационный.
Коммуникацию можно оценивать с 3-х позиций: врач, больной и наблюдатель желательно беспристрастный).
Традиционно считают, что главное - мнение больного, и уже будет инновацией учитывать мнение врача. Учитывать мнение наблюдателя - пока практикуется только на примере обучения врачей навыкам обследования больного.
https://metapractice.livejournal.com/587190.html
Горчичное зерно изменений
И вот, в итоге, всегда так оказывается, что типа математика нелюбима, потому как существует некое "отрицание", например, самих ЦИФР ! Ага, идиосинкразия на цифры. Или на их написание. Или еще на что ПРИМИТИВНОЕ связанное с цифирью (а потом и с формулами, вычислениями и всеми другими "производными"от идиосинкразии на цифры видами деятельности).
https://metapractice.livejournal.com/587190.html

Как сильно вы ненавидите математические задачи? А деление в столбик? Дроби? Мат.анализ?
У множества людей одно лишь упоминание подобных вычислений вызывает ужас и даже, в некотором роде, боль. Исследование психологов Иана Лайона (Ian Lyon) и Шона Билока (Sian Beilock) показало, что это вовсе не преувеличение: нелюбовь к математике у некоторых людей обусловлена тем, что ощущения от необходимости работы с числами сопоставимы с физической болью. Людям, обладающим высокой степенью математической тревоги (high levels of mathematics-anxiety — HMAs), она причиняет физические страдания. https://habr.com/post/157727/


Вышеупомянутых ученых из Чикагского и Западного университетов, соответственно, заинтересовали схожие исследования, доказавшие, что ощущения, похожие на физическую боль у социально изолированных людей, пропорциональны степени испытываемых ими страха и подавленности. Математика, по мнению ученых, также вызывает у человека порядочную степень тревоги: «Это идеальный полигон для исследования того, как физически безопасные ситуации вызывают нейронный отклик, схожий с реальными болевыми ощущениями».
Изначально гипотеза состояла в том, что именно мысль о необходимости заниматься математическими расчетами, а не задача, как таковая, и есть пусковой механизм для страха перед этой процедурой, который, в свою очередь, и вызывает болезненные ощущения.
Ученые попросили участников эксперимента ответить на ряд вопросов о том, как они чувствуют себя перед предстоящими занятиями математикой, разделив их на две группы по 14 человек (с высокой (HMAs) и низкой (LMAs) степенью математической тревоги, соответственно). Критерии для определения ее степени основаны на разработанной специально для этих целей еще в 1972 году простой шкале SMARS (Short Math Anxiety Rating-Scale). Надо отметить, что сам факт существования шкалы SMARS не первое десятилетие уже говорит о том, насколько остро стоит эта проблема в мире психологии.
Итак, для проверки гипотезы 28 участников эксперимента получили ряд лингвистических и математических головоломок, во время решения которых их мозг подвергался МРТ-сканированию. Перед каждой последующей серией вопросов участники видели световой сигнал, свидетельствующий о степени сложности задачи и ее принадлежности (язык или математика).
Перед более легкими языковыми и математическими заданиями разницы в нейронном отклике у обеих групп (HMAs/LMAs) выявлено не было, тогда как в решении сложных задач люди менее тревожные в отношении математики показали результаты значительно лучше более тревожных испытуемых. Это вполне логично: в состоянии стресса человек склонен проявлять меньшую результативность в разрешении ситуаций, требующих серьезной умственной деятельности.
Исследуя различия в мозговой деятельности у людей с противоположными полюсами тревоги, Лайон обратил внимание на то, что перед решением сложных математических задач у участников с высоким уровнем тревоги повышалась активность в области островковой доли больших полушарий и среднепоясной коры, после чего решить задачу им было значительно сложнее. В то же время, менее «математически тревожные» участники практически никакой нейронной реакции не показали и легко справлялись с заданием. Важен тот факт, что именно эти участки мозга отвечают за болевые ощущения. Результаты эксперимента показали, что, когда участники с высоким уровнем математической тревоги видели световой сигнал, свидетельствующий о том, что за ним следует сложная математическая задача, мозг, фигурально, предупреждал их о том, что сейчас будет больно.
В заключение, Лайон пишет: «Мы получили первые доказательства, указывающие на нейронную природу математической тревоги. Предыдущие подобные исследования касались в основном социальной изоляции и утверждали, что именно изолированное состояние заставляет человека испытывать боль. Однако, данные нашего эксперимента идут значительно дальше и показывают, что само ожидание грядущего неприятного события влечет за собой нейронную реакцию, отвечающую за болевые ощущения».
Есть мнение, что боль такого рода – неотъемлемая часть человеческой природы, обусловленная определенными эволюционными процессами. Лайон, тем не менее, считает маловероятным тот факт, что «чисто эволюционный механизм вызывает нейронный ответ мозга на перспективу занятий математикой, которая, по сути, является довольно современным культурным явлением». Такой вывод может пролить свет и на другие психологические феномены, в частности, природу фобий.
Поскольку стресс от ожидания, как выяснилось, влияет на работоспособность и эффективность больше, чем сама задача, имеет смысл исследовать альтернативные подходы к преподаванию математики в школе. Возможно, стоит также предусмотреть более простые процессы налоговой отчетности. Зачастую органы власти бьют тревогу, видя статистику математической безграмотности среди взрослого населения, но, возможно, люди не виноваты в том, что не могли сконцентрироваться на школьных уроках математики. Возможно, их просто пугали сами цифры.
https://habr.com/post/157727/
Использование ИИ в коммуникации врач- больной напрашивается, да все никак не напросится, как и в любой эмоциогенной коммуникации.
Схема "Совместного принятия решений" - попытка выдать рецепт склонения пациента к согласию в принятии решений. Использование этой схемы действительно может повысить % полученных согласий и даже приверженности к лечению, хотя бы за счет увеличения времени коммуникации с больным и демонстрации заинтересованности в его мнении.
Другое дело, что в случае Линды ее согласие на возможные методы лечения было предопределено заранее и нам показывают ненужный в случае Линды ритуал. Профессор это знает и спокойно идет по алгоритму, не волнуясь за результат.
Тут и скрипт не нужен.
Такая процедура сродни подписанию т.н. информированного согласия при поступлению в больницу: псевдостраховка от жалоб и негативных реакций пациента.
Хотелось бы
1) разобрать пошагово раппорт - антираппорт в этом видео,
2) попытаться найти позитивные моменты в алгоритме и его реализации
3) уточнить возможный вклад использования алгоритма в достижении согласия (под которым подразумевается принятие пациентом одного из предложенных вариантов),
сопоставление результативности этого подхода с эффективным использованием раппорта или сочетания раппорта с эти алгоритмом
4) возможные дополнения для закрепления результата)
5) в идеале - техника совм принятия решений))
Простите, а можно такого же усатого респектабельного профессора, но в виде AI?
Причём реализовать можно на разных технологических уровнях:
— первый уровень — HTML-страница со ссылками, реализующая что-то вроде "текстового квеста" (выдачи информации в зависимости от "выбора" пользователя, реализующегося, в простом случае, кликом на гиперссылку)
— второй уровень — чат-бот
— третий уровень — говорящий аватар
Тогда всю эту дистанциированность, анти-раппортность, информационную скудность, игнор запросов клиента/пациента можно будет законно списать и рационализировать несовершенством и тупостью "железяки" — прямая выгода для медицины — комплаентность увеличится :) И время рабочее дорогого специалиста не тратить — пациент сможет сколько ему надо тыкать ссылки (вводить/произносить реплики), без необходимости вписаться в жёсткий адм. регламент приёма.
Вообще от обзора трендов разных областей, включая медицинскую помощь, складывается впечатление, что некие сила давят в сторону намеренной предельной редукции человеческого взаимодействия (в профессиональных контекстах). Без такой редукции оказалось технически невозможно, как показывает практика последних лет, разработать ИИ, который был бы сравним по качеству с живым человеком квалификации чуть выше средней. И после такой редукции, когда для всех участников вновь полученная простота/скупость человеческих взаимодействий, внедрённая под лозунгами того или иного сорта "обнаучивания", станет уже привычной и единственно возможной, можно будет реализовать мечту управленцев (и некоторых программистов — но этих скорее по скудоумию, чем из корыстных целей) типа "заменить врача (и других специалистов) на простенький скрипт". Поскольку простенький скрипт во вновь полученном состоянии профессиональной среды в самом деле — как показывает это видео — справится лучше дорогого специалиста.
Если вы предлагаете/ведёте некий содержательный анализ этого подхода в рамках некоей/своей темы МП, то простите за мета-комментарий.

Linda elects to start an IL-6 inhibitor, tocilizumab.
The last step of the Three-Talk model is the Decision Talk step.
In these video segments, Dr Schwartzman and Linda illustrate the Decision Talk step.

Дочитали до конца.