Полное совпадение, включая падежи, без учёта регистра

Искать в:

Можно использовать скобки, & («и»), | («или») и ! («не»). Например, Моделирование & !Гриндер

Где искать
Журналы

Если галочки не стоят — только metapractice

Автор
Показаны записи 41 - 50 из 53896
</>
[pic]
Часть I. Глава 1 (3Т)

metanymous в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)


Критерий полезности.
Теперь перед нами возникает вопрос, каким конкретным образом эти естественные языковые преобразования продолжают формирование наших уже преобразованных представлений того, что происходит вокруг нас. Второе отображение – функция под названием «язык» – в принципе свободно от всех ограничений, кроме полезности; этот критерий близок и дорог сердцу любого моделировщика НЛП. Под полезностью мы понимаем тот факт, что, как и при создании всех моделей, основным критерием оценки является простой вопрос:
Работает это или нет?
Иными словами, приводит ли наш способ использования языка для обработки преобразованного мира, который представляет нам ПД, к достаточно эффективной способности манипулировать им для достижения наших целей? Лингвистические преобразования выполняют утилитарные подразделения этого воспринимаемого мира, и вопрос в том, приводят ли они к желательным для нас результатам. Заметим, что мы применяем эти категории НЕ к миру, а к изображению мира, построенному на ПД неврологическими преобразованиями.
Как мы полагаем, важно подчеркнуть, что наше использование Лингвистических отображений вовсе не связано требованием истинности (что бы оно ни означало); нет никакого необходимого соответствия между нашим способом подразделения опыта, воспринятого на уровне ПД, и подлинным строением мира; нет изоморфного отображения (взаимно однозначного соответствия, сохраняющего отношения элементов) между миром и первым доступным для нас его изображением – ПД. Далее, нет изоморфного отображения между этим представлением ПД и его Лингвистической кодировкой. Конечно, как и в случае любой модели НЛП, универсальная моделирующая деятельность языка не изменяет структуры того, чему язык дает название. Эта структура, как можно предположить, остается неизменной, что бы мы ни думали о нашем Лингвистическом творчестве.
Однако – и этот критерий применим как к созданию языка, так и к моделям НЛП – если наши попытки наложить на мир некоторую структуру посредством языка слишком расходятся с подлинной структурой и поведением вещей и процессов, это приводит нас к неспособности эффективно манипулировать воспринимаемым миром. При таких обстоятельствах, под давлением обратной связи, мы реорганизуем нашу модельЛингвистические категории, которые мы накладываем на воспринимаемый мир. В этом смысле наши естественные языки и структуры, налагаемые ими на наш первичный опыт (ПД) – это свидетельства о длительном эволюционном процессе проб и ошибок, создавшем языковую обработку мира. Эти отображения, связывающие ПД и Лингвистические категории наших языков, представляют накопленную мудрость наших предков и результаты исторического процесса – поиска полезных манипуляций воспринимаемым миром, осуществляемых посредством языка.
Моделируем личность (1) Обобщенные личностные категории
https://metapractice.livejournal.com/504090.html
</>
[pic]
Якорь "Я"

meta_eugzol в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Но, при работе с визуалом равно и с любым другим субъектом начинать терапевтическую работу с "я" следует с фиксации его кинестетической компоненты. Кинестетика "я" будет служить типа интегральным якорем в дальнейшей работе работе с "я", не позволяя материалу/содержанию расплываться и размазываться за пределы семантики "я".
https://metapractice.livejournal.com/468341.html?thread=12011381#t12011381

С визуалом можно выявить и зафиксировать субмодальность "Я".
Ну, т.е. чисто формально есть аналоги во всех репсистемах.
По факту – интуитивно кажется, что кинестетика и м.б. внутренний диалог для "Я" будут некими особенными/приоритетными.
"Я" – это:
(1) Нечто, что не имеет никакой непосредственной связи с ощущениями и функционирует независимо/параллельно им. Не локализовано в каком-то конкретном месте тела. Если вынудить меня указывать некое конкретное место – это будет ПОВЕРХНОСТЬ тела.
(2) Устойчивый набор типовых реакций, которые я вызываю у людей в типовых контекстах.
(3) Типовые мета-комментарии людей обо мне = о моём поведении (вызывающем эти реакции).
(4) Мои типовые лаконичные себе-мета-комментарии о пп.2-3.
(5) ОЖИДАНИЯ другими людьми от меня поведения п.2. Инерция/тормознутость моего поведения и реакций других людей, если они выходят за рамки данных ожиданий.
https://metapractice.livejournal.com/468341.html?thread=12041333#t12041333

По уточнённым определениям это описание – с поправкой на индивидуальные особенности – именно Личности, а не "Я".
Получается, я человек с "интровертированным" "Я", но при этом экстравертированной "Личностью" – ха-ха! :)
https://metapractice.livejournal.com/459323.html



Иное моделирование (39) Общие вопросы моделирования "я"

https://metapractice.livejournal.com/468341.html




"Я":

  • просто "тег"/маркер для части личности

  • самопостулируемый/самотождественный ментальный процесс

  • декодерные траектории внимания:


    • с переходом извне во внутрь (обычное "я")

    • с проходом вдоль границы вне-внутрь, без захода внутрь (Аптайм-Я)

    • с чисто внешней локализацией (де-факто отсутствие "я")





"Эго":

  • система/множество частей, отмеченных тегом/маркером "Я"

  • система намерений, отличающихся значительным вкладом/моделированием (Vr-Vc/Ar-Ac/Ad/K) ближайшего значимого окружения

  • система вариабельного поведения, реализующего непрерывную реализацию указанных намерений




"Личность":

  • проявления "Эго" в культурно/общественно значимых контекстах

  • процесс, обеспечивающий и наблюдающийся как непрерывность/связанность указанных проявлений





Рамки: НейроЛингвистическое программирование есть изучение существенных различий между устойчивым высоким исполнением гения (индивида или команды) в некоторой области человеческой деятельности и «среднего» исполнителя в той же области. При этом решающее значение имеет моделирование.
Само моделирование можно моделировать многими способами. Мы предложили следующие минимальные фазы, на которые полезно разбить этот сложный процесс:
1. Выбор надлежащей модели (источника паттернов) и обеспечение доступа к ней.
2. Подсознательная имитация паттернов модели при явном отказе от
сознательного понимания или кодификации паттернов, усваиваемых в фазе имитации. Это главное отличие описываемого здесь моделирования НЛП от того, что называется моделированием в других дисциплинах. Важность этого этапа нельзя переоценить. Именно эта способность откладывать сознательное понимание собственного поведения (отказываться от фильтров F2) на ранних фазах моделирования дает возможность моделировщику приобрести глубокое подсознательное знание паттернов, относительно не затронутое сознательными преобразующими фильтрами (подсознательное знание на ПД). Такой процесс доставляет особенно основательное и полное представление способа образования паттернов источником этих паттернов – первоначальной моделью.
Любая деятельность, претендующая называться моделированием, но лишенная этого операционного различия (подсознательной имитации), принадлежит некоторой другой области и должна строго различаться от моделирования в НЛП. Когда мы предлагали описания моделирования, они страдали тем же недостатком, что любое словесное описание сложного множества форм поведения – они воспринимались как разговор о некотором поведении, но самое поведение не выполнялось. Мы приглашаем заинтересованных и квалифицированных лиц связаться с Квантум Лип для получения специальной информации о семинарах и тренировке в искусстве моделирования.
3. Систематическое испытание паттернов, усвоенных в фазе подсознательной имитации, до тех пор, пока не будут удовлетворены критерии исполнения. Более конкретно, критерии исполнения будут удовлетворены в том и только в том случае, если меблировщик способен будет воспроизвести результаты паттернов, моделированных по источнику. А именно, моделировщик демонстрирует свою способность получать от клиентов реакции, сравнимые по качеству с результатами, обычно получаемыми моделью, и примерно за то же время.
4. Достигнув этих критериев, моделировщик начинает кодификацию приобретенных им паттернов, а также паттернов источника (первоначального индивида или команды). Заметим, что, как отсюда вытекает, моделировщик должен в действительности руководствоваться двумя рядами данных: наблюдениями источника паттернов – первоначального источника – и моделированием самого себя, то есть отображением подсознательного знания, уже приобретенного моделировщиком, в явное знание, составляющее окончательную модель.
5. Проверка модели с целью определить, действительно ли она успешно и эффективно передает закодированные паттерны заинтересованным учащимся или, что то же, достигает ли учащийся мастерства в образовании паттернов первоначальной модели успешно и эффективно, то есть за приемлемое время?
Предполагая эти определения и рамки твердо усвоенными, мы предлагаем следующие
Рекомендации
Соответствующая асимметрия имеется в рассматриваемом принципе сортировки. Если представление клиентом желательного для него изменения закодировано только на ПД, то вмешательство на этом же уровне будет конгруэнтно. Однако Лингвистический, сознательный уровень вмешательства оказывается при этом спорным, как с практической, так и с этической стороны. Если же, обратно, представление подлежащего изменению переживания закодировано на обоих уровнях, на ПД и Лингвистически, то любой уровень вмешательства будет уместен. Таким образом, параллельно практическому правилу для изменений 1-го и 2-го порядка, выбор вмешательства, основанный на Ятрогенном Принципе, предписывает в сомнительных случаях вмешательство на уровне ПД.
Практику может доставить некоторое удовлетворение установить связь между так называемыми вторичными изменениями и элементами первоначального кондиционирующего опыта, как это сделал Гриндер в описанном случае. Заметьте, однако, то главное обстоятельство, что сама по себе работа изменения была выполнена в короткое время с превосходными результатами без сознательного знания – ни со стороны клиента, ни со стороны терапевта. Со стороны терапевта ни разу не было требования перевести в Лингвистические категории переживания, хранимые на уровне первичного подсознательного переживания. Ятрогенный Принцип был соблюден, так что встреча клиента с терапевтом не вызвала никаких новых искажений в опыте клиента.
Если бы Ятрогенный Принцип не соблюдался, то вероятный ход лечения состоял бы из следующих шагов: вначале была бы борьба за перевод представления первоначального переживания в сознание, с преодолением подсознательного «сопротивления» – то есть борьба с подсознанием, сигнализирующим, что материал не подходит и труден для сознательного восприятия. Далее, когда сопротивление подсознания было бы, наконец, «сломлено» и материал стал бы доступен сознанию, наступил бы довольно долгий период (недели, или даже месяцы), в течение которого клиент, побуждаемый терапевтом, пытался бы справиться с некоторым Лингвистическим представлением переживания. Один из вероятных путей состоял бы в попытке понять намерения отца. Это, вероятно, обобщилось бы на весь репертуар прежних и нынешних отношений между женщиной и ее отцом, и т.д.
Какой разумной целью можно оправдать все эти этапы и всю эту чрезмерную затрату времени? Каково намерение этих процессов? Состоит ли намерение в том, чтобы построить сознательные, Лингвистические Представления, которые затем можно будет использовать для сдвига представлений на первичном уровне? Или же цель практика – добиться сознательного понимания прошлого? Если так, то какое позитивное намерение терапевта побуждает его накладывать это добавочное множество преобразований на представление первичного уровня переживаний? Эти вопросы касаются также тайной терапии – одной из особенностей, резко отличающих практику НЛП от работы изменения других систем.
Резюме
Функции сортировки
Изменение 1-го и 2-го порядка
Различие между изменениями первого порядка (неограниченными) и второго порядка (ограниченными)
Второй принцип сортировки: сохранение уровней F1 и F2
Мы не знаем, каким образом подсознание выбирает некоторые элементы первоначального переживания, служащие образным механизмом запуска для всего переживания – это тайна, нуждающаяся в объяснении. Но достижение целей, за которые ответственен терапевт, не зависит от понимания этого процесса подсознательного обобщения. Полезно отметить, что обобщения, спонтанно происходящие на ПД, согласуются с подразделениями, происходящими на уровне кодирования – естественными подразделениями и происходящими из них естественными множествами в области представления (ПД), которые производятся действующими на поступающие стимулы преобразованиями F1. Происшедшие в предыдущем примере обобщения – звук жевания резинки, быстрый поток воздуха, реакция на пожилых агрессивных мужчин – все это обобщения на уровне ПД. Молодая женщина не испытывала соответствующих трудностей с другими авторитетными фигурами (женщинами), или с письменными сообщениями, даже агрессивными и исходившими от пожилых мужчин. Если бы у клиентки были такие добавочные проблемы, они указывали бы, что переживание было закодировано на Лингвистическом уровне, и что обобщение проблемы произошло на этом, Лингвистическом уровне кодирования, поскольку естественные подразделениями на ПД не могут прямо соединять первоначальное переживание с такими последующими переживаниями.
Конкретный способ, как обобщились некоторые элементы представления опыта, фундаментально отличается от способа, как надо произвести изменение. Паттерны, которые привели к сдвигу в представлениях, а затем к ранее недоступным выборам поведения, не потребовали сознательного понимания ни со стороны клиентки, ни даже со стороны терапевта.
При изложении принципа сортировки, разделяющего изменения 1-го и 2-го порядка, мы заметили, что в применении этого принципа имеется некоторая асимметрия – а именно, если терапевт не уверен, требует ли предложенная клиентом проблема изменения 1-го или 2-го порядка, то он может предположить изменение 2-го порядка и действовать соответствующим образом. Это эффективное практическое правило, по которому применение техники изменения 2-го порядка дает удовлетворительные результаты как для изменений 1-го, так и 2-го порядка, в то время как асимметричное применение техники изменения 1-го порядка к изменениям 2-го порядка дает обычно лишь временные результаты, с последующей регрессией к первоначальному поведению. Опять-таки, в случае сомнения рекомендуется выбирать паттерн вмешательства для изменений 2-го порядка.
Следующая логика, в порядке возрастания сложности, это исчисление предикатов, где изучается истинность предложений формальной системы, содержащей кванторы. Типичными образцами этого уровня логики являются выражения следующего вида:
 х х смертен
 y y желтый.

Простейший перевод их в нормальные английские тексты таков:
Для всех х , х смертен или Все смертно
Для некоторого y, у желтый или Нечто – желтое

Здесь символ  изображает квантор общности – выражаемый в терминах естественного языка словами все, каждый, любой, всё, всегда (всё время) и т.д., тогда как символ  означает квантор существования, некоторый, некий, нечто, иногда и т.д. Взаимодействие квантора общности (), например, с отрицанием (~) дает ни один, никакой, никто, ничего, никогда и т.д. (~)
В первой модели, созданной и закодированной в НЛП – метамодели – содержится специфическое возражение, относящееся к квантору общности. Это явление демонстрируется следующим диалогом:
Клиент: Все меня ненавидят
Терапевт: Все? (с вопросительной интонацией)
Терапевт ставит здесь намеренно под вопрос некоторое обобщение клиента, составляющее часть его мысленной карты, препятствующей ему осуществить его полные возможности и существенно улучшить качество его жизни. Предложение клиента имеет вид:
 х х меня ненавидит
где переменная х пробегает множество всех людей
Возражение терапевта представляет собою требование к клиенту, чтобы тот уточнил свою мысленную картину, внеся в нее различия, которых в ней прежде не было. Такое ущербное мышление и его выражение часто лежит в основе препятствий, мешающих общему развитию личности, поскольку выборы, не представленные в мысленной карте клиента – это выборы, отсутствующие в его мире.
Приведем, наконец, пример из логики высшего порядка – модальной логики, где встречаются такие выражения:
Необходимо ждать до следующей недели, чтобы выполнить ваш запрос.
Невозможно выполнить ваш запрос тотчас же.
При переводе в модальную логику символ □ представляет необходимо, а символ ◊ представляет возможно. Тем самым сочетание ~ ◊ представляет не возможно или невозможно.
□ (х) х ждать до следующей недели, чтобы выполнить ваш запрос
~ ◊ (х) х выполнить ваш запрос тотчас же
Конъюнкция модальных операторов необходимости и возможности (не)возможности с квантором общности составляет особенно зловещее множество представлений в мысленной карте клиента. Метамодель ставит под вопрос эти модальные операторы следующим образом:
Клиент: Необходимо ждать до следующей недели,
чтобы выполнить ваш запрос.

Терапевт: А что случится, если вы не будете ждать до следующей недели, чтобы выполнить мой запрос?
Клиент: Невозможно выполнить ваш запрос тотчас же.
Терапевт: А что случится, если вы выполните мой запрос тотчас же?
Есть и другие примеры применений этих видов логики, уже закодированные для использования в НЛП. Наша цель здесь – указать заинтересованным читателям на интеллектуальных предшественников НЛП в надежде, что они ознакомятся с ними, углубив свое знание этих богатых источников паттернов, и сделают из этого дальнейшие вклады в паттерны НЛП.
Резюме
Эти вопросы связаны с неопределенностью, или неточным определением выражения если x, то y в естественном языке. Но в этом как раз и состоит одно из решающих различий между естественным языком и формальной логикой. Формальная логика не имела бы никакой цены для представления правильных умозаключений, если бы в ней недоставало соответствующего определения. Как мы полагаем, обсуждаемая здесь формальная логическая система была выведена из способа образования паттернов естественного языка, а именно, посредством точных предписаний, очищающих его от неопределенности и двусмысленности, присущих соответствующим паттернам естественного языка.
Важно заметить, что исчисление предложений имеет совершенно общий характер: оно не зависит от содержания входящих в него отдельных предложений. Каково бы ни было содержание Si и Sj , если мы знаем их истинностные значения, то мы знаем также значения составных предложений, образованных из них с помощью логических операторов. Это имеет важное значение для вычислительных целей – что и составляет одно из глубоких преимуществ любого формального или синтаксического подхода, и тем самым определяющую характеристику паттернирования НЛП.
Как мы заметили во втором томе исследования гипнотических паттернов доктора Эриксона (Гриндер, Делозье и Бендлер, Паттерны гипнотической техники Милтона Г. Эриксона) ,
С Лингвистической стороны мы сочли полезным различать три категории отношений или связей:
(а) Конъюнкция, то есть использование связки «и» (с утверждением в обоих случаях)
… Самый обычный способ, которым гипнолог использует этот процесс моделирования – это связывание некоторой части текущего переживания клиента, которую тот способен непосредственно проверить, с переживаем или поведением, которое гипнолог хочет у клиента создать.

Паттерны гипнотической техники Милтона Г.
Эриксона,
Том II, стр. 147-148.
Иными словами, гипнолог строит расширенную конъюнкцию
Si и Si+1 и Si+2 и Si+3 и Si+1 и Si+4 и … Sj ,
где предложения от Si до Si+4 и т.д. – истинные, поддающиеся непосредственной проверке в текущем переживании клиента, а Sj – то, что гипнолог хочет ввести в переживание клиента…

Таким образом, клиент слышит ряд утверждений, правильность (истинность) которых он может непосредственно проверить, и в конце концов, проверив ряд правильных предложений, соединенных подряд оператором естественного языка и, он слышит предложение, которое он сделает правильным (истинным), чтобы сохранить истинностное значение всей конъюнкции.
В стратегиях изменения поведения можно, точно так же, найти предшественника логического оператора ИЛИ, взятого из естественного языка. Напомним, что ряд предложений, связанных этим логическим оператором, считается «истинным» в том и только в том случае, если «истинно» одно из связываемых предложений. Может быть, самое очевидное приложение этого оператора содержится в работе доктора Эриксона – точнее, в его предложении ряда альтернатив, из которых клиента просят сделать выбор. Как правило, Эриксон сосредоточивает внимание клиента на ряде дизъюнктивных альтернатив, а затем предлагает ему свободно выбрать для выполнения одну из них. Разумеется, доктор Эриксон приготовляет этот ряд таким образом, что прежнее (нежелательное) поведение представляется как одна из альтернатив наряду с более нежелательными выборами, а также с одним или несколькими видами поведения, которые Эриксон желает в действительности внушить клиенту. Например, когда к Эриксону обратились родственники молодого человека, который глубоко отождествлял себя с Иисусом Христом и вел себя в обществе все менее приемлемым образом, Эриксон предложил этому молодому человеку соорудить по контракту большой тяжелый деревянный крест, а потом пронести его через жилые кварталы. Столкнувшись с задачей выполнить такое чрезмерное (и весьма обременительное) задание, молодой человек избрал один из относительно безобидных вариантов, которые Эриксон включил в первоначально предложенную ему дизъюнкцию.

Дочитали до конца.