Полное совпадение, включая падежи, без учёта регистра

Искать в:

Можно использовать скобки, & («и»), | («или») и ! («не»). Например, Моделирование & !Гриндер

Где искать
Журналы

Если галочки не стоят — только metapractice

Автор
Показаны записи 11 - 20 из 53896
Вторая трудность обнаруживается в использовании выражения управляющий элемент. Конечно, если есть что-нибудь, в чем согласны все мы, имеющие широкий опыт в работе изменения людей с помощью паттернов НЛП (в том числе, разумеется, самих себя) – это бесполезность представлять себе что-либо в области человеческой деятельности в терминах управления. Управление – это фикция, соблазнительная иллюзия: все дело в выборе. Эти различия в словаре фундаментальны для любого опытного практика НЛП.
Наконец, имеется тот неустранимый факт, что самый трудный класс клиентов в нашем опыте, как и в опыте многих других практиков, с которыми мы обсуждали этот вопрос, – это НЕ клиенты с самым гибким поведением, подобные хамелеону в своих психологических движениях. В действительности труднее всего противоположное – работа с клиентом, столь застрявшим, увязшим, замкнутым в некоторый повторяющийся паттерн, что он проявляет его как единственный повторяющийся паттерн поведения (таковы, например, люди с навязчивыми комплексами, шизофреники со стереотипным ритуальным поведением и т.д.). По-видимому это подсказывает, что необходимо переформулировать закон необходимого разнообразия или его интерпретацию в применении к практике НЛП.
Однако каковы бы ни были необходимые уточнения, можно многое сказать в пользу некоторой программы непрерывного обучения (с любой первоначальной мотивировкой), то есть постоянного прибавления новых паттернов ко множеству паттернов, уже усвоенных терапевтом.
Использование глагола построить в предыдущем предложении отнюдь не порочит приведенные примеры и не должно внушить читателю представление, что такие возможности не могут встретиться в естественных условиях. И в самом деле, они могли встретиться как часть сложного процесса кодирования в какой-нибудь исторической работе моделирования, без нашего ведома. Чтобы изучить эти возможности, надо построить более утонченную версию вычитательного метода.
Если требуется привести пример чрезвычайных преимуществ и ясности, доставляемых исследователю формальным мышлением и формальным представлением, то перед нами здесь великолепный образец. Наблюдение Фрэнка представляет как раз место встречи формального представления с грубым моделированием и кодированием паттерна.
Теперь читатель, вероятно, вполне уяснил себе, как много работы требуется для уточнения вопросов, связанных с кодированием. Этот важный аспект моделирования подробнее рассматривается в книге
В моделировании паттерна вычитательным методом, который мы считаем важным для моделирования и кодирования НЛП, используется обратная последовательность. Применяя имитационное моделирование, мы получаем интересующий нас результат – желательный результат – приводя в действие все средства, какие у нас есть в этом положении (все формы имитационного поведения). Когда мы продемонстрировали, что можем с уверенностью получать этот желательный результат, мы начинаем опускать или вычитать некоторые из форм поведения, с помощью которых мы смогли вызывать желательный результат. Описывая этот метод в применении к моделированию гипнотических паттернов Эриксона, мы употребили выражение
…намеренно опуская некоторые отдельные особенности поведения Эриксона…,
что представляет пример этого вычитательного метода. Если данный паттерн предлагается клиенту без некоторой единственной формы поведения Эриксона, и это не сказывается ощутимым образом на качестве реакции клиента, то мы заключаем, что рассматриваемая отдельная форма поведения Эриксона несущественна для интересующего нас паттерна и может быть опущена.
Фрэнк Толл заметил, в его обычной безупречной манере, что вычитательный метод, по поводу которого мы привели выражение «намеренно опуская некоторые отдельные особенности поведения Эриксона», значительно сложнее, чем это видно из приведенного в тексте примера. Предположим, что, пытаясь закодировать поведение модели, мы уже разложили его на некоторое множество различимых форм поведения (A,B,C,D...N). Применим теперь вычитательную стратегию кодирования в упрощенной форме, изложенной в тексте, к реальным клиентам, для проверки предлагаемого кодирования.
*
Представим задачу несколько более формально. Предположим, мы заметили, что желательные результаты (некоторое множество реакций клиента) происходит, когда в поведении моделировщика присутствуют оба элемента А и В. Применим теперь вычитательный метод в форме, изложенной в тексте, то есть удалим либо А, либо В (а в действительности тот и другой по очереди), чтобы определить, существенны ли они для получения желательных результатов. Предположим далее, что при удалении либо А, либо В желательный результат (положительная реакция клиента) не происходит. Вопрос состоит в следующем:
Законно ли заключение, что последовательность (А и В) является существенной конфигурацией форм поведения, составляющих паттерн?
Ответ отрицателен. Рассмотрим следующую возможность: предположим, что подлинный паттерн есть
(А Λ В) V (~А Λ ~В),
где Λ изображает логическое «и»
V изображает логическое «или»
~ изображает логическое отрицание «не»
Иначе говоря, предположим, что подлинный паттерн, который мы пытаемся открыть, есть (А и В) или (не А и не В). Тогда вычитательный метод в том виде, как он изложен в тексте, никогда не откроет эту возможность. Как указывает Фрэнк, класс примеров, недостижимых для изложенной в тексте вычитательной стратегии, далеко не исчерпывается этим примером. Рассмотрим, например,
(A Λ B Λ C Λ D Λ E Λ F) V (~A Λ ~ F)
В качестве возможного выбора простейшего из дизъюнктивных паттернов рассмотрим то место в этой книге, где мы предложили нечто вроде мысленной гимнастики для терапевта, с помощью которой он может следить за какими-либо диссоциациями, использованными в его работе, чтобы убедиться, что во время фазы очистки, завершающей сеанс, произошла реинтеграция всех без исключения использованных диссоциаций. Предположим далее, что желательным результатом у клиента является состояние конгруэнтности. Если в течение сеанса была произведена диссоциация, а реинтеграция не удалась, то в итоге у нас будет неконгруэнтный клиент. Вполне возможно также, что если в течение сеанса не было диссоциации, а мы попытаемся произвести реинтеграцию в заключение сеанса, то у нас получится неконгруэнтный клиент. Однако если мы не произвели в течение сеанса ни диссоциации, ни реинтеграции, то может получиться конгруэнтный клиент (в зависимости от других обстоятельств, происшедших во время сеанса). По-видимому, это пример первой дизъюнкции,
(A Λ B) V (~ A Λ ~ B)
Д. В комментарии к моделированию Эриксона и к кодированию его паттернов (Часть П, Глава I, Милтон-модель) мы ввели вычитательный метод. Эта стратегия по-видимому противоположна стандартному планированию экспериментов в психологии, фармацевтических исследованиях и т. п. В этом стандартном планировании различаются две группы: экспериментальная группа и контрольная группа. Эти группы, по плану или по случайному выбору, считаются эквивалентными во всех существенных отношениях, то есть неразличимыми для целей данного эксперимента. Экспериментальной группе дается лекарство, лечение, некоторый режим и т. п., результаты которого мы хотим исследовать. Контрольной группе предлагается некоторый по-видимому безобидный режим, который, как мы полагаем, не дает никакого результата (например, плацебо – сахарные пилюли, предполагаемые нейтральными). Вопрос, подлежащий исследованию, состоит в том, приводит ли добавление указанного режима в экспериментальной группе к определенному желательному результату в поведении, здоровье и т. д. членов этой группы.
В моделировании паттерна вычитательным методом, который мы считаем важным для моделирования и кодирования НЛП, используется обратная последовательность. Применяя имитационное моделирование, мы получаем интересующий нас результат – желательный результат – приводя в действие все средства, какие у нас есть в этом положении (все формы имитационного поведения). Когда мы продемонстрировали, что можем с уверенностью получать этот желательный результат, мы начинаем опускать или вычитать некоторые из форм поведения, с помощью которых мы смогли вызывать желательный результат. Описывая этот метод в применении к моделированию гипнотических паттернов Эриксона, мы употребили выражение
…намеренно опуская некоторые отдельные особенности поведения Эриксона…,
что представляет пример этого вычитательного метода. Если данный паттерн предлагается клиенту без некоторой единственной формы поведения Эриксона, и это не сказывается ощутимым образом на качестве реакции клиента, то мы заключаем, что рассматриваемая отдельная форма поведения Эриксона несущественна для интересующего нас паттерна и может быть опущена.
Фрэнк Толл заметил, в его обычной безупречной манере, что вычитательный метод, по поводу которого мы привели выражение «намеренно опуская некоторые отдельные особенности поведения Эриксона», значительно сложнее, чем это видно из приведенного в тексте примера. Предположим, что, пытаясь закодировать поведение модели, мы уже разложили его на некоторое множество различимых форм поведения (A,B,C,D...N). Применим теперь вычитательную стратегию кодирования в упрощенной форме, изложенной в тексте, к реальным клиентам, для проверки предлагаемого кодирования.
2. НЛП обычно определяется в популярной литературе как изучение субъективного опыта – и в самом деле, имеется ряд книг об НЛП, написанных мною в соавторстве с другими (например, НейроЛингвистическое программирование, том I), где встречается это описание. Но рассмотрим выражение субъективный опыт – что оно может означать? Может быть, оно противопоставляется объективному опыту? Что за нелепость! В эпистемологии, изложенной в Главе 1 Части I, мы утверждали, что Первый Доступ (ПД) – это первое место, в котором мы воспринимаем окружающий мир. Но ПД – это место в нервной системе человека, в которое по определению поступает поток данных из внешнего мира, уже прошедший через первоначальный ряд неврологических преобразований в человеческой нервной системе (F1). Поскольку эти неврологические преобразования, как известно, меняют данные на их пути к ПД, то представления на ПД, по определению, субъективны – поскольку на них действует еще не изученными способами структура человеческой нервной системы (неврологические преобразования).
Здесь опять-таки выражение субъективное переживание либо нелепо – в данном случае прямо избыточно – либо используется с педагогической целью как код, вызывающий у индивида определенное понимание.
3. Наконец, мы приведем пример, когда замысел кодирования сбивается с пути. В ранних публикациях (и в учебной практике) НЛП Гриндер и Бендлер широко применяли и ссылались на принадлежащий Эшби Закон необходимого разнообразия, выражаемый примерно следующим образом:3
В любой связной системе управляющим элементом является
компонента с самым широким диапазоном изменчивости

Бендлер и Гриндер заимствовали это из превосходной книги Эшби о кибернетике. В практике НЛП – например, в работе изменения – этот закон обычно понимается в том смысле, что практик должен продолжать процесс обучения долгое время после того, как он достигнет первоначальных успехов в обращении со всевозможными проблемами, предъявляемыми терапевту – предполагается, что он должен приобретать добавочные эффективные паттерны. Это дает ему возможность приходить различными путями к тому классу результатов, которые требуются клиенту. При этом обычно говорят еще, что у терапевта должно быть больше выборов, вызывающих изменение, чем у клиента способов отвергнуть это изменение.
В свете имеющегося опыта видно, что эта формулировка приводит к ряду трудностей. Характеристика агента изменения, как имеющего больше способов вызывать изменения, чем клиент сопротивляться им, содержит в себе предпосылку, противоречащую правильной практике НЛП. Предпосылка эта состоит в том, что клиент и терапевт оперируют на одном и том же уровне переживания. В действительности надлежащее отношение между терапевтом и его клиентом – совершенно иное. Джей Хейли в своей превосходной книге об основных стратегиях Эриксона (Стратегии психотерапии) справедливо указывает, что одной из систематических контекстуальных манипуляций, усовершенствованных доктором Эриксоном, является развитие метадополнительного отношения с клиентами. Мета-дополнительное отношение – это отношение, в котором терапевт выступает как советчик, облегчающий создание контекста, в котором клиент может избрать путь изменения. Приставка мета в выражении Хейли означает, что терапевт должен действовать на уровне, превышающем уровень действия клиента. Такая позиция должна исключать тот вид состязания между терапевтом и клиентом, который неявно подразумевается применением закона необходимого разнообразия к процессам изменения, применяемым в НЛП.
Странно – либо Гриндер и Бендлер не способны здесь к простейшему ясному мышлению, либо это пример того самого различия, которое мы пытаемся выяснить. Мы говорили здесь о развитии кодирования, хотя и не изящного, но облегчающего читателю понимание намерений авторов – то есть об использования педагогически эффективного словаря или кода.
Анализ: По-видимому Гриндер и Бендлер утверждают, что конструирование наших мысленных моделей (в значительной степени подсознательное) характеризуется тремя систематическими процессами, создающими нагруженный ошибками продукт. Вот эти процессы, создающие мысленную модель, по-разному отличающуюся от действительности:
Обобщение Искажение Удаление2
Но с аналитической точки зрения это абсурдно! Начнем с Обобщения. В самом деле, каким образом мы исходим из различных переживаний, чтобы прийти к обобщению этих переживаний? Хотя любое обобщение, опирающееся на два случая, крайне подозрительно, для целей анализа ситуация двух случаев доставляет простейшие возможные примеры. Если даны два непосредственных переживания, мы можем получить из них обобщения тогда и только тогда, когда
они тождественны
или
мы соглашаемся игнорировать различия между ними, сосредоточив внимание на сходствах.
Но если мы соглашаемся игнорировать различия, это в точности процесс удаления. Итак, мы можем прийти к выводу, что удаление представляет собой один из специфических процессов перехода от различных переживаний к обобщению этих переживаний – то есть, что удаление есть операция, которая может привести к обобщению. Иными словами, один из процессов, позволяющих нам достигнуть Обобщения, есть Удаление.
Заметим однако, что когда мы удаляем или, что равносильно, когда мы обобщаем посредством процесса удаления, мы намеренно создаем различия между самими вещами и представлением или моделью этих вещей (точнее говоря, между ПД – ближайшим восприятием мира, или нашим прямым переживанием – и нашими Лингвистически опосредованными мысленными картами, следующими за ПД). В обычной речи это называется Искажением первоначального прямого переживания.
Таким образом мы приходим к выводу, что три операции, рекомендуемые Гриндером и Бендлером, либо очевидным образом свидетельствуют об их несерьезном подходе, либо являются попыткой развить полезный педагогический код. Подобные приемы имеют целью сделать изложение менее трудным и более доступным для читателя, пробирающегося через интеллектуальные заросли. Хотя эпистемология, представленная этими тремя процессами, недостаточно развита, и это кодирование сильно искажено в целях эффективного педагогического изложения, оно, вообще говоря, совместимо с эпистемологией, развитой Бостик и Гриндер в этой книге и представляющей значительное расширение и уточнение этих замечаний.
1. В книге, определившей область деятельности НЛП, Структура магии, том I (1975, стр. 14), читатель найдет следующее утверждение авторов (Гриндера и Бендлера):
Самый глубокий парадокс человеческого существования, какой мы знаем, состоит в том, что процессы, позволяющие нам выжить, расти, меняться и испытывать радость, это те же самые процессы, которые позволяют нам сохранять крайне обедненную модель мира – нашу способность манипулировать символами, то есть создавать модели. Таким образом, процессы, позволяющие нам совершать самые необычайные и неповторимые человеческие деяния – это те же самые процессы, которые блокируют наш дальнейший рост, если мы допускаем ошибку, принимая модель за действительность. Можно указать три общих механизма, с помощью которых это делается: Обобщение, Искажение и Удаление.
Гриндер и Бендлер проявили достаточную чувствительность и поняли, что выбор терминов в новом языке метадисциплины НЛП должен был удовлетворять определенным критериям. Прежде всего, его термины должны были быть достаточно прозрачны для пользователя.1 Во-вторых, если бы применяемые термины были уже связаны с некоторыми явлениями психологии, и особенно клинической психологии, то они повлекли бы за собой нежелательные ассоциации.
Например, нам трудно было бы защищать термин якорение, применяемый вместо термина кондиционирование, если бы этот последний не был связан как раз с нежелательным теоретическим багажом.
Решение Гриндера и Бендлера состояло в том, чтобы создать (в некоторых случаях) словарь, вовсе не связанный с предыдущей работой, чтобы открыть новую перспективу в кодировании паттернов. Насколько эффективно было это решение, покажет история.
В. Следующий вопрос, связанный с кодированием, имеет глубокий эпистемологический характер. Нам кажется очевидным, что идеальный словарь для задуманного нами кодирования паттернов превосходства должен быть набором сенсорно обоснованных описаний. Отсюда, конечно, возникает вопрос, возможно ли в самом деле развить такой сенсорно обоснованный словарь – позволяющий ясно изложить паттерны, полученные при работе моделирования. К счастью, этот вопрос – по крайней мере в его общей форме – имеет долгую историю в исследованиях по философии науки.
Из этих исследований вытекает однозначный ответ – Нет! Мы предлагаем читателю самому ознакомиться с этой областью исследований. В частности, мы рекомендуем ясное и точное изложение этого вопроса Карлом Гемпелем (см. библиографию).
Критика Гемпеля, отрицающая возможность дескриптивного словаря, полностью основанного на ощущениях, кажется нам внушительной. Однако мы можем ее в значительной степени избежать. Мы полагаем, что надлежащий ответ на этот вопрос может состоять попросту в применении эпистемологической точки зрения, впервые изложенной в этой книге – более конкретно, в перенесении главной части описания паттернов с уровня, следующего за ПД, на что-то приближающееся к ПД. Это в значительной степени достижимо, если воспользоваться представлением во всех трех главных естественных системах кодирования. Один из способов сделать это может состоять в создании библиотеки видеофильмов, которые будут служить опорными точками для выработки паттернов, с которыми мы работаем. Сравните чисто словесное изложение некоторого паттерна с представлением этого же паттерна на видеоленте (зрительным и слуховым представлением), сопровождаемым словесным объяснительным текстом. Такая библиотека устраняет значительную часть превосходной критики Гемпеля, доставляя доступ всем заинтересованным исследователям. Мы разработаем это предложение точнее в последней главе книги под названием Рекомендации
Г. Если цель моделирования и кодирования поставлена явно, то обширное множество различных возможных представлений может быть эффективно сокращено. Далее, цель или намерение моделировщика и кодировщика тесно связаны с выбором надлежащего словаря кодирования. Например, каждый, кто когда-либо ощутил, как серьезна задача коммуникации модели, то есть как трудно эффективно передать некоторую модель заинтересованным непосвященным лицам, сознает, насколько обычный критерий научной работы – изящество изложения паттерна с минимальным набором терминов – противоречит педагогическому требованию создать контекст для эффективного обучения участника, который должен это все это усвоить.
Вероятно, здесь может быть полезно несколько исторических примеров из области самого НЛП:
Теперь перед нами стоит задача сделать это подсознательное знание явным. Чтобы построить такое отображение, нам надо сначала выяснить, какие части нашего имитационного поведения существенны для получения тех превосходных результатов, которые способны устойчиво получать наша модель и мы сами. Те части имитационного поведения, которые не служат этой цели, рассматриваются при этом как стилистические или идиосинкразические и могут быть опущены без ущерба для эффективности.
Заметим здесь, что мы как моделировщики имеем теперь две опоры:
1. поведение первоначального источника паттернов – первоначальную модель
и
2. свое собственное поведение (поскольку мы уже удовлетворяем критерию).
Это значит, что мы уже в действительности не только моделируем источник паттернов, но и занимаемся самомоделированием. Тот факт, что мы уже удовлетворяем критерию, доставляет нам интуитивное знание (основанное на успешном повторении результатов, полученных источником), чрезвычайно полезное для успешного кодирования усвоенных паттернов.
Четвертая фаза процесса моделирования определяется как стадия, на которой происходит явное отображение паттернов превосходства. В этой фазе намерение моделировщика (который является также кодировщиком) состоит в том, чтобы придать паттернированию некоторую доступную, обычно словесную форму, позволяющую передавать его другим достаточно эффективным способом. Кодирование вызывает многочисленные и весьма сложные вопросы. Ниже мы предлагаем ряд комментариев, относящихся к этим вопросам.
А. В любом упражнении по кодированию скоро выясняется, что существует сколь угодно много различных представлений сложного поведения, которые могут потенциально служить его описаниями. Классическим примером этого являются три представления, следующие ниже – двоичное число, десятичное число и английская фраза:
101101011010010000
186000
скорость света
В действительности эти три представления эквивалентны – они составляют одну и ту же информацию в трех различных кодах. Заметим, что, как видно из этого примера, информация не зависит от кода, выбранного для ее выражения.
Б. Следующую часть дискуссии мы определим вопросом:
В каком коде (словаре) можно изложить паттерны превосходства,
чтобы эта модель позволяла эффективно передавать их другим?

Бендлер и Гриндер сосредоточили свое внимание на конкретных особенностях поведения, отличавших известных терапевтов Фрица Перлса, Вирджинию Сатир и Милтона Г. Эриксона от средних практиков этого искусства – иначе говоря, они искали решающие различия. Гриндер и Бендлер обнаружили, к своему удивлению и удовольствию, что им в самом деле удалось получить достаточно точные ответы на этот фундаментальный вопрос.
В поисках метода изложения этих результатов, полученных ими в первоначальном моделировании, они убедились, что в области психотерапии не было стандартизованного словаря для описания паттернирования. Каждая школа – гештальттерапия, семейная терапия, гипнотерапия, анализ взаимодействий, психотерапия Роджерса, психоанализ и т. д. – выработала специализированный словарь, не связанный (и, по мнению этих двух молодых людей, несопоставимый) с основными терминами специализированных языков, применяемых другими школами профессиональной работы изменения.
Кодирование паттерна
По определению, данному в Главе 2 Части I, моделирование есть отображение подсознательного знания в явное знание. Результат этого процесса обычно называется моделью. Последовательное описание моделирования – составляющее центральную деятельность, определяющую НЛП – было изложено в комментарии, непосредственно следующем за рассказом о работе Бендлера и Гриндера с доктором Эриксоном (см. раздел Милтон-модель в Главе 1 Части II).
С кодированием связан важный вопрос – процессы отображения в явный код подсознательного знания, приобретенного во время имитации первоначальной модели, а также вопросы, касающиеся проверки эффективности такого кодирования. В разделе Контексты открытия Части П мы привели некоторые комментарии к задаче открытия и кодирования паттернов, скрывающихся в поведении имитации на третьей фазе моделирования. Мы позволим себе напомнить читателю, где этот вопрос возникает в процессе моделирования. Предположим, что мы уже достигли критерия, иными словами, усвоили паттерны модели подсознательным наблюдением и дисциплинированной практикой имитации. Мы можем делать то, что может делать наша модель, то есть лицо, послужившее источником паттернов. Мы находимся в состоянии подсознательной компетентности – имеем личное подсознательное знание требуемого поведения.

Дочитали до конца.